Интервью Адиля Турдукулова (ResPublica) с Кубатбеком Кожоналиевым, бывшим военным прокурором Кыргызстана, генерал-майором юстиции.

 

— Как вы оцениваете недавние кадровые назначения президента Жээнбекова, в первую очередь в силовые структуры?

— В определенной степени эти назначения были для меня неожиданными, поскольку те офицеры, которые были назначены в ГКНБ и в Генпрокуратуру пришли туда после моего оттуда ухода. Министр внутренних дел Кашкар Джунушалиев был снят экс-президентом Атамбаевым из-за того, что он “не провел реформы”.

— Несмотря на то, что эти молодые кадры вышли именно из этих структур, — это принципиально отличается от кадровой политики Атамбаева, который назначал туда гражданских лиц. Как вы объясните логику назначений Атамбаева и Сооронбая Жээнбекова?

— Атамбаев назначал кадры по единственному принципу личной преданности, лояльности.

— Но, Атамбаев же объяснял это по-другому, что там мол необходимо усиливать аналитику.

— Какая может быть аналитика? Представляя Индиру Джолдубаеву на увольнение глава государства особо подчеркнул: “На протяжении нескольких лет сохраняется устойчивая тенденция незаконного привлечения сотен людей к уголовной ответственности”. При этом ни один человек из прокуратуры так и не был привлечен к ответственности за незаконное возбуждение уголовного дела. Так что никакой аналитикой там и не пахло.

Вот сейчас повсеместно раздаются голоса, мол правильно или неправильно забрали у прокуратуры следствие. А ведь в свое время это преподносили как новшество. А потом получилось так, что функции следствия передали в неподготовленные для этого государственные структуры. Вообще стоит вопрос насколько правомерно была создан АКС ГКНБ. И все эти реформы проводили теоретики. Я в свое время пытался достучаться, что вопросы права и правоприменения — вещи разные. Право — это норма, а правоприменение — это вопрос того, как оно работает в жизни. И в результате, как справедливо заметил глава государства, произошло много незаконных судебных решений, прокуратура занималась рейдерскими захватами.

— В то же время Атамбаев подчеркивает, что именно в период его руководства страной стали задерживать влиятельных людей, невзирая на статусы и регалии.

— Кто хочет видеть — тот знает, видит и слышит. И во времена президентов Акаева и Бакиева привлекались к ответственности и министры и депутаты. Я просто не хочу бередить старые раны, потому что и я частично принимал в этом участие. Атамбаев же борьбу с коррупцией, которую он провозгласил, вел в отношении своих политических оппонентов. Скажите, кого из своего ближайшего окружения Атамбаев привлек к ответственности? Нельзя заниматься политикой двойных стандартов. Я об этом говорил открыто и за это поплатился, кстати. Но он пожинает сейчас свои плоды, так что не будем особо кидать в его огород камни. Его еще ждет масса разочарований, которые начались с этого года.

— Нельзя сказать, что Атамбаев не готовил себе почву в виде изменения Конституции, зачистки политического поля, ограничения свободы слова, назначения своего премьер-министра, продвижения в президенты своего ставленника. Где произошла, на ваш взгляд, ошибка, чего он не углядел?

— Знаете, есть прекрасная библейская притча – “Не сотвори себе кумира”. Он же не пророк, чтобы предугадывать все. Ну, кто мог предугадать что ТЭЦ накроется?

— Тем более за полмиллиарда долларов.

— Есть хорошая русская пословица: “Бог шельму метит”. Все в этом мире не случайно. И вот, все что началось с ТЭЦ, цепная реакция пошла. Он начал задевать всех и вся, даже вплоть до личных оскорблений лидеров иностранных стран докатился. Вот он и пожинает плоды своей беспечности и самодурства.

— В отличие от других политиков, которые сейчас вдруг стали ярыми критиками, вы и на пике власти Атамбаева были его оппонентом. Однако ваши слова не возымели тогда эффекта. Почему?

— В 2013 году, когда меня суд оправдал и я вышел с тюрьмы, мы с О. Суваналиевым и с Б. Наргозуевым первыми подняли вопрос узурпации власти. А те кто сейчас сидят в тюрьмах хвастались, что оппозицию раздробили на молекулы, вплоть до плазмы. Я потом сказал ему: “Омурбек Чиркешович, слушай, когда мы говорили об узурпации власти Атамбаевым, что тебе мешало поддержать нас?” Тогда ему было комфортно. Все было хорошо. Но эта тенденция сохранилась и Текебаев сам попал под этот каток. В чем беда? В том, что сиюминутные интересы перевешивают все остальные аргументы.

— В чем причина такого кыргызского ноу-хау: Акаев ушел — Бакиев его «мочит», затем Бакиева Временное правительство низводит, Атамбаев затем то же Временное правительство хоронит, теперь вот Атамбаева все стали критиковать.

— У Жээнбекова есть уникальная возможность и об этом очень хорошо написал журналист Эрнис Кыязов — стать примирителем. У Манаса же есть фраза: “Кулаалы таптап куш кылдым, Курама жыйып журт кылдым!”.

— Да это любимая цитата Атамбаева.

— Да, но он вопреки этому действовал. В Исламе одним из высоких благодеяний является примирение враждующих сторон. Это ценится выше всего. Я думаю, что Сооронбай Жээнбеков, как человек религиозный, это понимает и он возможно думает о том, чтобы провести политику примирения. Без политики примирения и умиротворения, движение нашей страны к прогрессу невозможно.

— Это примирение невозможно без освобождения из тюрем политических заключенных. Вопрос, как это сделать, с правовой точки зрения, потому что многие решения дошли до Верховного суда без права обжалования. Некоторые высказывают в такой ситуации предложение, чтобы президент воспользовался своими полномочиями и помиловал их. Вы согласны с этим?

— Даже если я соглашусь, то те, кто сидят в тюрьме могут мне возразить. Потому что они не чувствуют своей вины. Я подскажу процессуальный путь. Вот недавно Максуда Оморова заявила о том, что Манас Арабаев и Алмаз из ГКНБ дают указания судам какое нужно выносить решение. И я это не в первый раз слышу. А создание искусственных доказательств, фальсификации и любое воздействие на правосудие является преступлением.

— То есть, если даже вынесены решения со стороны Верховного суда, дела должны быть по вновь открывшимся обстоятельствам направлены в первую инстанцию на новое рассмотрение?

— С правовой точки зрения вы меня правильно поняли. Должна быть создана не депутатская, а общественная комиссия для публичного и гласного рассмотрения всех этих незаконных дел. Во всех этих политических делах были т.н. “секретные” свидетели. Вот последнее тому доказательство — заявление Мелиса Аспекова о давлении со стороны следователя ГКНБ для того, чтобы он оговорил Каната Исаева. И это заявление дожно стать поводом для прокурорской проверки и со стороны службы собственного расследования. И если эти проверки будут проведены на должном законном уровне, все политические дела полетят как карточный домик. Мы не должны в будущем допустить заказного характера политических дел. Страх не должен довлеть над людьми.

— Какими вы видите пути реформирования ГКНБ, который до сих пор занимается политическим сыском?

— Возьмем соседний Узбекистан. После прихода Мирзиеева, бывший замглавы СНБ Гулямов, который “отличился” в “андижанских” событиях, получил пожизненный срок. Теперь в конце я хочу сказать, что “посадки” — это хорошо — и за Дача-суу, и за ТЭЦ, и за Датка-Кемин. Потому что народ должен видеть, как восстанавливается справедливость. Я хочу сказать о другом. В настоящее время Кыргызстан присоединился к двум конвенциям ООН – “Борьбе с незаконным отмыванием денег” и “Борьбе с организованной преступностью”. Надо ставить вопрос о возврате украденных денег. У нас сейчас свыше 4 млрд. долларов внешнего долга из них на долю китайского Эксимбанка приходится 44% от общего долга. Взятка же — процесс обоюдный. Зная о том, как Китай жестко борется с коррупцией, мы должны предоставить им эти материалы, и те деньги чиновников, которые ушли в оффшоры, на запад, мы должны вернуть назад в республику. Затем соответствующим образом ими распорядиться. Либо погасить долг, либо направить на те цели, которые были изначально нам даны.

 

Источник: http://respub.kg/

ОТВЕТИТЬ

Введите комментарий
Введите имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.