Бывший руководитель аппарата президента Кыргызстана Фарид Ниязов написал открытое письмо торага (председателю) Жогорку Кенеша Кыргызстана Дастанбеку Джумабекову. Это своего рода продолжение заочной полемики экс-президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева с парламентом и ответ на выступление Джумабекова в парламенте 20 марта 2019 года. В двух словах, полемика состояла в том, что Атамбаев назвал парламент «сопливым», а торага припомнил экс-президенту пропажу денег, выделенных на модернизацию Бишкекской ТЭЦ.

Со своей стороны, я не могу не признать правоту торага Джумабекова в том, что за 2011-2017 годы произошли позитивные изменения и сделаны шаги в сторону парламентской демократии. Собственно, когда экс-президент, торага Жогорку Кенеша и бывший руководитель аппарата президента выступают, спорят и возражают друг другу — это и есть демократия. В старые времена граждане собирались на городском форуме и ругались друг с другом лично. Теперь нет возможности собираться на форум, но зато есть СМИ, через которые можно донести точку зрения до оппонента и общественности. Дискуссия может быть весьма острой и нелицеприятной, но все же, сам факт того, что она происходит, на мой взгляд является одним из важнейших достижений Кыргызстана за последние десятилетия. Внесу предложение и дальше придерживаться этой замечательной практики.

Ниязов подписал свое письмо титулом «экс-руководитель Аппарата Президента Кыргызской Республики». Но уже тут возникает коллизия. Дело в том, что он занимал этот пост дважды. В первый раз он был руководителем аппарата президента с октября 2015 года по март 2017 года. Ниязов до этого в 2011-2015 годах был советником президента, потом снова вернулся на этот пост, но вскоре, с июля по ноябрь 2017 года побывал советником президента на общественных началах. Второй раз он стал руководителем аппарата уже при Сооронбае Жээнбекове. Он был назначен 11 декабря 2017 года и отправлен в отставку 7 марта 2018 года. Этот момент следовало бы уточнить, раз Ниязов вступил в полемику на стороне Атамбаева, какого именно президента он экс-руководитель аппарата.

Но это, скажем так, мелочи по сравнению вот с каким обстоятельством. Фарид Ниязов, очевидно, все эти годы был своего рода «мозговым центром» при Атамбаеве. Роль советника, а в особенности руководителя аппарата, помимо чисто формальных обязанностей, аналогична роли начальника штаба в армии. Командующий (в данном случае в роли командующего выступал Атамбаев) может быть человеком решительным и горячим, он выступает волевым центром, приказывает, побуждает и воодушевляет. Но чтобы у него получилось командовать, ему нужен хороший начальник штаба, который соберет информацию и составит объективную картину положения, все спланирует и рассчитает, составит все бумаги, проследит за их выполнением и так далее. Начальник штаба — это мозг армии, мозг холодный, расчетливый и работоспособный.

Ниязов как раз занимал такую позицию в структуре государственной власти при Атамбаеве и вполне можно ожидать, что он-то обладал всей полнотой картины, понимал положение дел без малейших прикрас и должен был обращать внимание Атамбаева на важнейшие вопросы, требующие незамедлительного решения. Если так, то в его письме к торага Жогорку Кенеша все это должно было отразиться, и вообще в этом письме должен быть хорошо виден мозг кыргызского государства в те годы.

Личное мое впечатление от письма Ниязова такое — это, в сущности, пропагандистская агитка. В нем вообще отрицается наличие каких-либо проблем в годы президентства Атамбаева. Ниязов подобрал только то, что можно было хоть как-то назвать достижениями и акцентировал на этом все внимание. Если бы Ниязов был и обозначил себя как штатного пропагандиста при Атамбаеве, то такой подход был бы по крайней мере объясним. Но если советник президента и руководитель аппарата президента видит только успехи и не желает смотреть на неудачи и проблемы, то это означало, что у Кыргызстана в те годы государственный мозг фактически не работал. Я так думаю, поскольку полагаю, что в своем письме Ниязов отразил тот же самый подход к государственным делам, которым руководствовался раньше на своих постах.

Дальше — интереснее. Ниязов во втором разделе письма, в перечислении заслуг Атамбаева упоминает «собственное энергетическое кольцо» с ЛЭП Датка-Кемин и транспортное кольцо с автодорогой «Север-Юг». Эти определения сравнительно легко проверить, и сверка с соответствующими картами показывает вот что. Трудно сказать, где Ниязов увидел «энергетической кольцо». ЛЭП-500: Фрунзенская-Датка и Датка-Кемин образуют «вилку», а не «кольцо» на севере Кыргызстана. Между ними, вокруг Бишкека построенное еще до Атамбаева «кольцо» ЛЭП-220, а от Кемин расходятся в разные стороны распределительные лини ЛЭП-220, снабжающие электроэнергией район между Бишкеком и Иссык-Кулем. То есть, высоковольтного, на ЛЭП 500 кВ, энергетического кольца в Кыргызстане нет. Раз так, то зачем говорить о том, чего нет?

С дорогами та же самая история. Вообще-то, дорожное кольцо в Кыргызстане между Бишкеком, Токтогулом, Джелал-Абадом, Нарыном и Балыкчи существовало задолго до Атамбаева. Более того, внутри него были две соединительные автодороги Джелал-Абад — Нарын и Токтогул — Кочкор — Балыкчи. Трасса «Север — Юг» использовала половину первой, и половину второй дороги, и между ними строилась соединительная трасса на север от Казармана к слиянию рек Нарын и Кекемерен. Тут надо сделать пару замечаний. Во-первых, неясно, почему проект называли «Север — Юг», хотя в действительности дорога ведет с юго-запада на северо-восток. Она, скорее, соединяет приграничье с Узбекистаном с окрестностями озера Иссык-Куль. Во-вторых, в известной схеме проекта почему-то на чистой топографической карте республики нарисовали только планируемую магистраль, из-за чего из рассмотрения выпал тот немаловажный факт, что по большей части проект опирается на сложившуюся систему автодорог и его лучше было бы назвать проектом реконструкции. Почему так? Реконструкция существующих дорог и строительство соединительного участка и так было важным делом, поскольку он ощутимо спрямляет автомобильное движение с запада на восток республики. Хотели «мегапроекта» и собирались «пустить пыль в глаза», так что ли?

Вот это интересное обстоятельство, что Ниязову мерещилось создание колец там, где они или были уже, или так и не появились, позволяет предполагать, что он сам представлял себе положение дел в превратном свете, с изрядным преувеличением.

В письме Ниязова обращает на себя внимание тот факт, что даже в эпопее Бишкекской ТЭЦ он видит только и исключительно успех: вот, мол, какие мы были молодцы — построили «фактически новую ТЭЦ». На мой взгляд, это уже наглость, так отрицать очевидные и всем известные факты. В этой эпопее есть две стороны: позитивная — то, что построили новый энергоблок, и негативная — то, что старый энергоблок поломался в самый неподходящий момент. Если бы Ниязов был толковым советником президента и руководителем президентского аппарата, то он должен был рассматривать обе эти стороны дела, анализировать их и сказать, почему, по его мнению, получилось именно так. Бишкекская ТЭЦ — объект государственного значения и положение на нем должно было занимать государственный мозг. Но он, как видим, предпочитает неудач и провалов не замечать в упор.

Я не стану входить в голословную перепалку Ниязова с Джумабековым по поводу расследования дела по Бишкекской ТЭЦ, тем более, что по существу он ничего нового не добавил по сравнению с заявлениями Атамбаева. Я бы предпочел заострить внимание на другом. На мой взгляд, они в принципе не рассматривали задачу реконструкции Бишкекской ТЭЦ как целостную проблему. Вся ТЭЦ — это единое целое, со всеми агрегатами и инфраструктурой. Если в это целое, в уже существующую инфраструктуру ТЭЦ встраивается новый энергоблок, то логично проинспектировать все то, что осталось старого, и привести это в надлежащий технический порядок. Если бы это было сделано, то и аварии не было бы. Тогда мы бы могли рукоплескать Атамбаеву и руководителю его аппарата.

Но произошло в действительности нечто другое: они настолько увлеклись строительством нового энергоблока Бишкекской ТЭЦ, что совершенно забросили старый, до такой степени, что тот банально замерз в холодную зиму. Даже крышу не починили и окна не вставили. Ладно, кыргызские энергетики, вовсе не избалованные новостройками, могли быть ослеплены сиянием китайской новостройки. Но государственный мозг в лице Фарида Ниязова (во время реконструкции ТЭЦ как раз глава аппарата президента) куда и на что смотрел? Он не увидел и не осознал, что соседство нового энергоблока с полуразрушенным старым — это ненормальное состояние?

Не заметил, не увидел и не осознал. Хотя должен был, все же был Фарид Ниязов советником президента и главой его аппарата. В его функции входило замечать назревающие проблемы государственного масштаба и советовать президенту обратить на них пристальное внимание. Если Ниязов тогда просмотрел проблему такого масштаба, да и теперь, больше года спустя после аварии, когда уже все более или менее ясно, продолжает трубить об успехах реконструкции Бишкекской ТЭЦ, как это было выгодно и здорово, то остается лишь сделать вывод, что советником президента и руководителем аппарата президента Ниязов был только формально. И, по моему мнению, был профнепригодным для этого поста и этих функций. Государственный мозг Кыргызстана тогда, на мой взгляд, не работал. Для меня этого многое объясняет в истории правления Атамбаева. Если у него был такой советник и руководитель аппарата, то неудивительно, что творилось столь много несуразиц.

Эпопея Бишкекской ТЭЦ свидетельствует против Ниязова и обличает его так же хорошо, как и самого Атамбаева.

К сожалению, объем статьи не позволяет разобрать во всех деталях письмо Фарида Ниязова и все заявления, которые он там сделал. Но, думаю, что и рассмотренных примеров вполне достаточно. Он во всем такой: видит только хорошее и в упор не замечает ничего плохого. Ниязов помнит по ЛЭП Датка-Кемин, но не помнит, что Токтогульская ГЭС работает на износ и может отрубиться в любой момент. Он помнит про реконструкцию Бишкекской ТЭЦ, но не помнит, что при Атамбаеве не построили ни одной новой крупной ГЭС, и все инвестпроекты в гидроэнергетике были сорваны. Должно быть, с таким мировоззрением жить хорошо и приятно, только вот с государственным подходом к делам оно не совместимо. И большая беда Кыргызстана была в том, что такой человек оказался на посту с функциями государственного мозга республики.

Поскольку в Кыргызстане все же завоевали демократию, то Фарид Ниязов, конечно, вправе возражать и спорить. Можно пообещать, что не оставим его возражений без внимания.

 

Источник: https://centrasia.org/     Автор: Дмитрий Верхотуров

ОТВЕТИТЬ

Введите комментарий
Введите имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.