Атамбаев уходит с политической авансцены. Сейчас это уже факт, даже несмотря на неясность деталей церемонии политических «похорон». Нюансы в виде вопросов, что будет с Атамбаевым дальше, посадят его, или он уедет, куда и как это будет – темы для информационного хайпа, но не более. Страна вступает в новый этап своей политической жизни. Новый этап наступил и для президентства Жээнбекова. Период противостояния с экс-президентом завершен, и теперь все внимание, все атаки, обоснованные и не очень, будут направлены исключительно на власть.

Принуждение к действию

Время летит быстро. Через несколько месяцев будет два года нахождению, Сооронбая Жээнбекова у власти. Давно миновал так называемый «медовый месяц» президентства, когда общество позволяет своему избраннику некоторые слабости и дает возможность отстроить очертания будущей архитектуры его правления.

Власть – это деятельность, это действия, которые задают цели и диктуют формы поведения, необходимые для их достижения. К сожалению, и это становится все более очевидным с каждым днем, сегодня власть, если исходить из скупых информационных сообщений, действенной и активной назвать очень трудно. Если бы Кыргызстан был развитой богатой страной, по примеру сытой Европы, то власть могла бы позволить себе расслабиться. Цели уже поставлены, механизмы их достижения отлажены. У нас — совсем другая ситуация. И каждый день – это вызов. Общество все еще ждет от Сооронбая Жээнбекова определения целей на предстоящие годы. Простых и понятных. Но время этого ожидания сжимается как шагреневая кожа. И будет сжиматься еще быстрее. Атамбаева, как главного раздражителя, больше нет и конечно, уже на пороге вопрос: «что теперь мешает большому политику Жээнбекову действовать»? Ведь политика характеризуют конкретные дела.

Who is мистер Президент?

По своему психотипу Жээнбеков — полная противоположность Атамбаева. Если последнего всегда было много в публичном пространстве, часто чересчур, то Жээнбекова нам однозначно не хватает. Если говорить об ассоциациях, которые вызывают у народа два выходца из СДПК, добравшиеся до главного кабинета в Белом доме, то Атамбаев – это взрыв, это хамство, это провоцирование конфликтов, но это и эмоции. Пусть отрицательные, но эмоции. В самом начале своего президентского пути Жээнбеков ассоциировался со спокойствием, сдержанностью, умением ладить с людьми. И это было на тот момент востребованным стилем поведения, абсолютно совпавшим с желаниями уставшего от эксцентричности общества.

Эффективный политик, тем более, президент, должен на интуитивном уровне соответствовать ожиданиям общества. Только тогда, будет формироваться устойчивое общественное мнение, что не власть нужна политику, а политик власти. То есть, к власти пришел тот самый, единственный и исключительный, кто сможет именно в этот период наиболее эффективно распорядится ею для блага народа.

Но сейчас ассоциации от Жээнбекова, уже в отсутствии его антипода, могут измениться. При характеристике сегодняшней ситуации в стране все чаще употребляется слово «застой». И не надо путать «застой» со стабильностью. Очевидно, что у президента слабая команда в плане пиара, и об этом говорят уже давно. Некоторые политики часто произносят, что они не любители пиара. Но все дело в том, что любить или не любить пиар нельзя. Информационное пространство не терпит пустоты. Оно сразу начинает заполнять ее самостоятельно и имидж президента и его команды будет сформирован без их участия. Что и происходит сейчас с Сооронбаем Жээнбековым.

Вызовы для Жээнбекова

• Заметного сопротивления Жээнбекову внутри страны нет. Главный оппонент устранен. Это и хорошо и плохо одновременно. Если публичная оппозиционная «полянка» продолжит пустовать, а команда президента бездействовать в плане реализации ожиданий, то риск получить несистемное и неконструктивное сопротивление усилится. Его всегда сложно спрогнозировать, и тем более, ему противодействовать.
• В команде президента, нет ярких спикеров, способных переключать негатив, направленный в сторону президента, на себя. Идеальная и самая устойчивая конструкция, это когда во власти вместе находятся политики с разными психологическими характеристиками. Например, при спокойном президенте — активный премьер. Или наоборот. Сейчас ситуация такова, что при не публичном премьере, не любящем, по его же утверждению, пиар, все «шишки» сыплются на Жээнбекова. И «сбалансированность» такого рода во власти нужна не для того, чтобы оградить президента от излишней критики, а для осмысленного движения вперед.
• Нельзя отрицать очевидное – региональный фактор всегда играл большую роль в нашей политике. Взаимные упреки региональных элит в расшатывании той или иной стороной некоей нигде не закрепленной, но так ревностно соблюдаемой нормы представленности – не здоровое явление. Но таковы реалии – в этом один из вызовов кыргызской политики последних десятилетий. Если говорить, например, о той же борьбе с коррупцией, то легко может возникнуть ощущение, что борются, прежде всего, с «не своими», а своих, как раз «не трогают». Кадровая политика должна быть выверенной, решения – продуманными, информация об этом – доступной и понятной.
• Проблемы социально-экономического характера не уходят. Уровень бедности не снижается. Инвестиций больших только ожидаем. Прорывных реформ, инициированных правительством, пока не наблюдаем.
• Президента недостаточно в публичном информационном пространстве. Он не дает пресс-конференций, не комментирует важные для страны события. Основной «двигатель» всех этих процессов — его пресс-служба, редко организовывает брифинги. Мало подходов к прессе.

Дирижер

У Элиаса Канетти, знаменитого культуролога, лауреата Нобелевской премии по литературе, в его книге «Масса и власть» есть гениальная параллель между действиями властителя и действиями дирижера. Дирижер стоит в одиночестве на возвышении, хорошо видимый и залу, и оркестру. Все и всё подчиняется его движениям. Он – вождь всех собравшихся в зале. Дирижер всеведущ, ведь каждый музыкант в оркестре знает только свою партию и только дирижер – всю партитуру.

«Разнообразие инструментов — как разнообразие людей. Оркестр — собрание всех их важных типов… Работа, которую он исполняет, чрезвычайно сложна и требует от него постоянной осторожности. Стремительность и самообладание — его главные качества. На нарушителя он обрушивается с быстротой молнии. Закон всегда у него под рукой … Он, так сказать, в каждой голове. Он знает, что каждый должен делать и делает. Он, как живое воплощение законов, управляет обеими сторонами морального мира. Мановением руки он разрешает то, что происходит, и запрещает то, что не должно произойти. Его ухо прощупывает воздух в поисках запретного. Он развёртывает перед оркестром весь опус в его одновременности и последовательности, и, поскольку во время исполнения нет иного мира, кроме самого опуса, всё это время он остаётся владыкой мира».

Если проводить аналогии с нами, то Жээнбеков уже стоит на дирижерской подставке. Зал замер в ожидании, оркестранты тоже наготове. Осталось взять в руки палочку и открыть партитуру. Страна ждет.

 

Источникhttps://elgezit.kg/

ОТВЕТИТЬ

Введите комментарий
Введите имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.