Интервью экс-президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева можно с полным правом назвать удивительным. Не только и не сколько в силу попыток Атамбаева откровенно ответить на острые вопросы, сколько в силу того, что он довольно откровенно открывает свое политическое мировоззрение. В сущности, он себя воспринимал и воспринимает как частное лицо, как предпринимателя, который не желал брать на себя никакой политической ответственности, даже тогда, когда у него была власть главы республики. Вот это удивительно и поразительно.

Скрывал ли Атамбаев свои доходы?

Этот момент доказывается элементарно, поскольку Атамбаев с этого и начал, и в ответе на второй вопрос о доходах за 2017 год, когда он 11 месяцев был президентом, заявил: «Во-первых, хочу уточнить, что в прошлом году я заработал не 100, а 111 миллионов сомов, я продал одно из своих предприятий. Но, кроме этого, и зарплату получал я, и супруга получала дивиденды. Что касается истории моего богатства, я сегодня решил показать вам документы и рассказать, какие доходы я получал за год. И эти цифры вас, наверное, еще больше шокируют. Я эти документы специально взял». 

Если быть точным, то по данным ГНС, опубликованных 6 ноября 2018 года, Атамбаев получил в 2017 году доход в 100,1 млн. сомов. В 2016 году его доход составил 1,24 млн. сомов. То есть, за последний год президентства, его доход увеличился в 80,7 раз! 

Кого-то шокируют суммы заработка Атамбаева, а, вообще-то, должно шокировать нечто другое. 

Во-первых, у главы государства не должно быть иных забот, кроме государственных дел. Если бизнесмен становится главой государства, то он передает управление своим бизнесом в руки доверенных лиц. Как это сделал, например, Дональд Трамп, миллиардер, избранный президентом США. 20 января 2017 года, за день до инаугурации, Трамп подписал специальное заявление об уходе в отставку с постов в более чем 400 компаниях, и управление его бизнес-империей Trump Organization перешло в руки его сыновей Эрика Трампа и Дональда Трампа-мл. Это делается во избежание конфликта частных и государственных интересов, а также для того, чтобы дела бизнеса не отвлекали от государственных дел. Здесь же мы видим, что Атамбаев и на посту президента остался бизнесменом, владел бизнесом и управлял им, даже продал компанию. Даже если Атамбаев покажет бумагу, что компания была продана уже после ухода с поста президента, то все равно, планирование и подготовка этой сделки велась в то время, когда он еще имел президентские полномочия. 

Атамбаев, видимо, решил этим заявлением шокировать и удивить общественность, но тем самым сделал хуже себе же. Он сам поставил вопрос ко всем своим действиям на посту президента Кыргызстана. Он теперь может доказать, что его частный, предпринимательский интерес никогда не стоял выше государственного интереса? Пусть теперь отвечает на него народу Кыргызстана.

Во-вторых, Атамбаев пожелал уточнить данные о своих доходах, указав, что в 2017 году заработал не 100, а 111 млн. сомов. Хорошо. А как теперь понимать эту разницу между данными в декларации, поданной в ГНС, и его заявлениями? Не вытекает ли из этого, что Атамбаев утаил около 11 млн. сомов от государства и не внес их в ранее поданную декларацию о доходах? Этот вопрос не может не возникать при таком значительном расхождении в цифрах. 

Хорошо бы, чтобы налоговая служба прокомментировала это заявление Атамбаева по поводу своих доходов и установила, сколько же именно экс-президент заработал и, соответственно, сколько налогов он должен заплатить. Пока этот вопрос решается, нельзя не высказать одно соображение. Если и в самом деле окажется, что Атамбаев занизил свои доходы в официальной декларации, то это будет шокирующий по наглости факт демонстративного нарушения законов со стороны бывшего главы государства! Этот вопрос имеет колоссальное политическое значение, и потому он должен быть изучен очень тщательно. 

В-третьих, а какую именно свою компанию продал Атамбаев в 2017 году? Очень странно, что он не указал ни названия компании, ни сферы ее деятельности. Предельная неконкретность, выглядящая очень подозрительно. 

Предельная неконкретность

Это далеко не единственный случай, когда Атамбаев в своем интервью забывает назвать существенные факты, что делает его изложение очень неконкретным. Вот, например, рассказывает он о своем турецком бизнесе: «Но я хочу рассказать о своем предприятии в Турции, об одном из своих предприятий. Это известное предприятие, про него и в прессе было — предприятие «Гульжанлар», оно было в свободной экономической зоне в городе Измире. Есть фотография, как мы его открывали с директором свободной экономической зоны». 

Потом Атамбаев рассказывает, как он в 2002 году шесть раз за год получал с него дивиденды, которых набежало примерно на 27 млн. долларов, и самодовольно прибавляет: «В сегодняшних деньгах это один миллиард 900 миллионов сомов. Это с одного предприятия я получил чистых денег, кэшем». Самодовольство Атамбаева так и хлещет через край. Вот, мол, сделал за год почти два миллиарда сомов.

Если быть точным, то предприятие это называлось Gulcanlar Elektrik Elektronik Ve Mobilya Sanayi Ticaret Ltd Sti. Оно действительно упоминалось в прессе в 2017 году, когда широко обсуждалось, когда именно Атамбаев его продал и за сколько. Но самое интересное не в этом. Полностью отсутствуют какие-либо сведения о том, что именно это предприятие производило и куда продавало. Между тем, чтобы выплатить за год дивидендов Атамбаеву на 27 млн. долларов, оно должно было заработать не менее 35 млн. долларов чистой прибыли. При средней рентабельности производства электротехники (как можно судить из названия компании) в 10%, оборот компании в 2002 году должен был составлять порядка 350 млн. долларов. Если так, то такую компанию должны знать везде и всюду в своей отрасли. 

Далее, в марте 2003 года новые владельцы этой компании, уже переименованной в ELEKTROMED ELEKTRONİK SANAYİ VE SAĞLIK HİZMETLERİ A.Ş., представили аудиторский отчет за 2000-2002 годы (текст которой был опубликован KNews.kg 12 апреля 2017 года). На мой взгляд, Эдиль Байсалов, который тогда пытался доказать, что это были разные компании, пошел не той дорогой. В финансовом отчетности есть нечто, куда более интересное. По состоянию на декабрь 2002 года компания владела собственностью (движимой и недвижимой) на 21,1 млн. долларов, а текущие активы (current assets) составили 12,5 млн. долларов. Незавершенной и готовой продукции на 8 млн. (видимо, долларов), причем это почти вдвое больше, чем за 2000-2001 годы. 

Информации из этого аудиторского отчета слишком мало, но все же, есть крепкие сомнения в том, что компания с активами в 33,7 млн. долларов могла сделать 35 млн. долларов прибыли или около того. Если принять, что в отчете указаны чистые активы и принять рентабельность чистых активов предприятия по производству электротехники в 25%, то прибыль могла составить 8,4 млн. долларов. Если это так, то возникает вопрос: а с чего это турецкое предприятие выплатило Атамбаеву почти 27 млн. долларов дивидендов? Я не стану делать далеко идущих предположений, но все это выглядит очень подозрительно. Предельная неконкретность Атамбаева, не пожелавшего сообщить, что именно выпускало принадлежавшее ему предприятие, эти подозрения только раздувает. 

Бишкекская ТЭЦ: во всем виноват… Жээнбеков!

В конце концов, турецкая компания — это дело самого Атамбаева, попавшее в поле зрения только потому, что он сам об этом заговорил. Вернемся снова к государственным делам, таким как эпопея Бишкекской ТЭЦ и вопрос привлечения в республику денег. И тут мы видим, как Атамбаев сваливает с себя ответственность за то, что произошло, пока он был президентом Кыргызстана. 

Итак, Бишкекская ТЭЦ, авария на которой стала началом мощной волны критики в адрес экс-президента. Атамбаев объясняет: «Сама авария была вызвана тем, что на старой части ТЭЦ не смогли нормально провести ремонт. Хотя вот у меня есть цифры — на ремонт старой части ТЭЦ по факту выделялось в 16-м году 472 миллиона сомов, и в 17-м — 408 миллионов. То есть 880 миллионов были выделены (за 2 года) на ремонт старой части ТЭЦ, а там даже стекла не вставили. А реальная причина, как признавали и сами работники ТЭЦ в интервью — да, были такие морозы, что даже импульсные датчики замерзли, и манометры показывали, будто все идет как надо. Причина (аварии) в том, что люди нормально не отнеслись к своим обязанностям». 

Он снова заговорил о выделенных на ремонт ТЭЦ средствах и о том, что «люди нормально не отнеслись к своим обязанностям». По этому поводу я уже задавал ему три вопроса в своей предыдущей статье, как раз по поводу контроля за расходованием этих средств. Задам их еще раз:

  1. Атамбаев знал, что выделенные на ремонт старой ТЭЦ деньги были истрачены не по назначению?
  2. Атамбаев выявил и наказал виновных в этом?
  3. Атамбаев сделал что-нибудь для исправления ситуации к лучшему?

Кроме того, я указал, что у него была возможность собственного контроля за ходом ремонта ТЭЦ, для этого ему нужно было лишь прокатиться на своем президентском лимузине к объекту и посмотреть, что там делают. Думаю, что мы не может предположить, чтобы президента КР не пустили на ТЭЦ для личной инспекции. 

Думаю, что Атамбаев читал мою статью (или ему пересказывали ее содержание), но его интервью наглядно показывает, что он уклонился от ответа на эти вопросы. Видимо, он считает, что если он не даст прямых ответов, то это сойдет ему с рук. Впрочем, отказ от ответа — это тоже форма ответа. На мой взгляд, по существу сказать Атамбаеву нечего, поскольку ситуация совершенно очевидная. 

Если бы он сказал что-нибудь в духе, что действительно, ерунда какая-то получилась, он сам не очень понимает, как это произошло, а загруженность разными государственными делами не позволила ему держать дело под контролем, то это можно было бы принять в качестве извинения. Это был бы плохой ответ, но, по крайней мере, объяснимый. Вместо такого ответа, Атамбаев предпринял попытку свалить все на… Сооронбая Жээнбекова! Чтобы не быть голословным, цитируем: «Но ведь ремонт-то ТЭЦ проводился в то время, когда премьером был Жээнбеков, хотя ответить сейчас, я считаю, должен не он, а были конкретные руководители ТЭЦ, руководители энергетической отрасли». 

Это сногсшибательное заявление. Оказывается, что президент КР Алмазбек Атамбаев, при котором два года ремонтировали, да так и не отремонтировали Бишкекскую ТЭЦ, ни в чем не виноват. С одной стороны, ловко выкрутился: премьер-министра выбирает парламент. С другой, Атамбаев ведь имел тесное отношение к продвижению Жээнбекова в премьеры. 26 октября 2016 года он принял лидера фракции СДПК Ису Омуркулова и дал ему право на формирование новой правящей коалиции взамен распавшейся. Коалиция была создана и выдвинула Жээнбекова на пост премьер-министра. Потом Атамбаев одобрил его кандидатуру и утвердил Жээнбекова своим указом. От СДПК же, то есть партии Атамбаева, Жээнбеков был выдвинут кандидатом в президенты. 

Если Атамбаев считал, что Жээнбеков на посту премьера провалил ремонт Бишкекской ТЭЦ, то надо было ему идти в парламент и требовать от депутатов выражения недоверия правительству, то есть требовать отправить правительство в отставку. У него были политические средства добиться разрешения этого вопроса, только Атамбаев этого не сделал, пока был президентом. 

Также у него был контроль над органами национальной безопасности, и Атамбаев вполне мог назначить такого главу ГКНБ, который смог бы разобраться в этом деле и установить, куда пошли деньги и кто виноват в их растрате. Наконец, Атамбаев мог объявить чрезвычайное положение (угроза аварии на ТЭЦ — это серьезная предпосылка к чрезвычайной ситуации) и забрать вопрос в Совет обороны, который он возглавлял. Никаких таких мер он не предпринял. 

«Моя задача была — притаскивать деньги»

По-своему, Атамбаев последователен и логичен, в рамках своего политического мировоззрения. В своем интервью он четко и ясно обозначил, как он понимал свою президентскую задачу. Нужно процитировать этот фрагмент целиком: «Моя задача была — привести в страну деньги. И мне в 2011, 2012 годах лидеры других стран, которые заходили в этот музей, говорили: что это за музей такой? Там дедушка Ленин только встречает, и потолок был расписанный под Ленина. Я притащил деньги, дармовые, и реконструкция музея сделана. Если кто-то на этом «наварился» — посадите его, привлеките к ответственности. Моя задача была — притаскивать деньги. На тот же мост в Оше я притащил деньги, может, и там кто-то чего-то своровал. Даже на Мемориал 1916 года — грантовые деньги привлек — может и там кто-то нажился. Или ипподром в Чолпон-Ате — он был построен по самым современным европейским стандартам. Может, мне надо было, как сегодня Жээнбеков, ни хрена не делать, сидеть, сложа руки? И тогда не было бы у нас сегодня ни музея, ни мемориала, ни ипподрома, ни мостов, ничего… Слушайте, я выполнял свою задачу. Я не могу думать, что приведу деньги и их кто-то украдет. Кто ворует и воровал — пусть ответят. Я свою (президентскую) задачу решал. И, конечно, менталитет сложился у наших чиновников за годы независимости… Да и при советской власти говорили: «Все вокруг колхозное, все вокруг мое…».

Выделение — мое. Лучше и не скажешь, тем более, это слова самого Атамбаева. 

Я сформулировал в своей книге «Тень Атамбаева над Киргизией» одно наблюдение, применительно к эпопее Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Процитирую сам себя: «Сам Атамбаев, конечно, и не должен был сам ничего красть. Но ему требовалось привести в республику крупный, с большими деньгами, инвестиционный проект, на котором круги, его поддерживающие, могли бы поживиться» (с. 76). Я выдвинул гипотезу, что таким образом Атамбаев платил за лояльность и обеспечивал поддержку со стороны весьма могущественных коррупционных кругов. 

На мой взгляд, в своем интервью Атамбаев своими же выразительными словами мою гипотезу и подтвердил. Спасибо ему за откровенность.

Источник: https://www.apn.ru/      Автор: Дмитрий Верхотуров

ОТВЕТИТЬ

Введите комментарий
Введите имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.