Страна приходит в себя после двух очень тревожных дней. Алмазбек Атамбаев арестован. Как надолго он устранен с политической арены, будет зависит от множества факторов. В том числе и от открытости судебного процесса и веских доказательств его вины и вины остальных задержанных. Только тогда приговор будет легитимен для подавляющего большинства, и не будет выглядеть актом личной мести.

При всем желании, вполне обоснованном после всего произошедшего, власти важно сейчас, что называется не перегнуть палку. Тем более, ситуация вокруг Атамбаева, как лакмусовая бумажка, обнажила многочисленные системные проблемы государственных институтов и команды нынешнего президента. С ними необходимо работать, их нужно исправлять. Это важно не только для личной президентской судьбы Сооронбая Жээнбекова, но и Кыргызской Республики, как государства.

Неоправданный информационный вакуум

В современном высокотехнологичном и открытом мире в выигрыше всегда окажется тот, кто будет оперативнее и кто быстрее будет задавать информационную повестку дня. Почти сутки, после событий 7 августа в Кой-Таше, страна ждала комментариев первых лиц государства. Отдельные ведомства, например, ГКНБ хоть как-то пытались держать население через СМИ в курсе происходящего. Но этого было явно недостаточно. В форс-мажорной ситуации, которой без сомнения, можно считать мятеж в Кой-Таше, общество остро нуждалось в заявлении президента или, хотя бы, премьер-министра.

Только 8 августа после обеда, страна наконец услышала Сооронбая Жээнбекова, выступившего с трибуны парламента.Отсутствие спикеров у Белого дома не поддается никаким объяснениям. Пусть не сам президент, но хотя бы пресс-секретарь или кто-то из аппарата мог и должен был реагировать на происходящее. Записать короткое обращение главы государства к нации технически занимает сегодня не более пары часов. Из которых большая часть времени уйдет на сам текст, обсуждение и согласование его содержания. Возникает стойкое ощущение, что пресс-служба Сооронбая Жээнбекова не хочет брать на себя ответственность за коммуникации своего шефа с народом. И, тем более, не инициирует лишний раз выступления, обращения или заявления президента, руководствуясь принципом, как бы чего не вышло.

Еще хуже обстоит дело с коммуникациями в офисе премьер-министра. Мухаммедкалый Абылгазиев традиционно общается с народом пресс-релизами. Чтобы не происходило в стране. Причем пресс-релизами написанными скучным, размытым слогом, когда слов много, а вот содержания практически нет. Если у главы исполнительной власти проблемы с общением экспромтом, то его аппарат мог бы это легко исправить записывая обращения при помощи телесуфлера. Или подготовленных брифингов. А то ведь тоже возникают вполне обоснованные сомнения в том, что у главы исполнительной власти все под контролем и он держит руку, так сказать, на пульсе.

Через пару месяцев президентству Сооронбая Жээнбекова будет два года. Причем не ВСЕГО два, а УЖЕ два. Вполне достаточный срок, чтобы окрепнуть в новом качестве, даже если попадание в него было делом случая. Вначале молчаливость нового президента и осторожность в его реакциях воспринималась как скромность и смотрелась выигрышно, особенно по сравнению с надоевшей эпатажностью Атамбаева. Сейчас это воспринимается, как отсутствие позиции и плана, что в той или иной ситуации делать. Тем более на фоне «молчаливого» в прямом и переносном смысле премьер-министра. В общем у хозяина Белого дома и его аппарата есть два варианта исправления положения – начинать говорить самому или менять премьер-министра на более активного и красноречивого.

Failed state

Сразу в нескольких российских изданиях, комментирующих происходящее 7-8 августа в Кыргызстане нас опять назвали «несостоявшимся» или «провалившимся» государством- failed state(анг.). Учитывая еще и ситуацию на месторождении Солтон-Сары в Нарынской области, где под натиском толпы местных жителей китайским инвесторам пришлось приостановить работу, то с этим определением сложно спорить. Если говорить общедоступным языком, то «несостоявшееся» государство, это государство, в котором правительство не имеет эффективного контроля над собственной территорией, испытывает сложности с обеспечением внутренней безопасности и базовых прав граждан и не обладает монополией на использование силы.

На фото: ликующие сторонники Атамбаева после неудавшегося первого штурма.

Неудавшаяся первая попытка штурма спецназом ГКНБ кой-ташской резиденции Атамбаева, фактически сдача позиций силовыми структурами в Нарынской области – это все звенья одной цепи, демонстрирующие слабые места системы безопасности страны в целом и силовых органов в частности.

После 7 апреля 2010 года и последующего многолетнего судебного процесса, где «Альфу» обвиняли в «выполнении преступных приказов» и превышении полномочий, сложно было ожидать, что спецназ ГКНБ решится на адекватное и обоснованное применение силы. Историческая память сильна. Тем более, что необоснованные обвинения против «Альфы» звучали совсем недавно и были частью государственной информационной политики режима Атамбаева.

Беспокоит, что и после мятежа в Кой-Таше и взятия в заложники спецназовцев некоторые депутаты парламента позволили себе популисткие высказывания, вместо демонстрации государственной позиции. Не использование силы против народа – звучит красиво, вот только где та грань, когда «народ», перестает быть просто безоружными гражданами, а становится неуправляемой толпой, совершающей противоправные действия. Если следовать логике отдельных парламентариев, государство вообще не имеет права на применение силы, чтобы «народ» ни делал. Правда, как тогда обеспечивать порядок в стране и безопасность законопослушных граждан, остается загадкой.

Однако, не только это вызывает вопросы при анализе силовой операции в Кой -Таше. Честно говоря, нового главу ГКНБ хочется поддержать. Хотя бы, чтобы не уподобляться тем, кто столько лет уничтожал репутацию «Альфы» выставляя подразделение чуть ли ни врагом кыргызского народа. Но, к сожалению, непрофессионализм самого планирования первой кой-ташской операции, помноженный на отсутствие качественного анализа возможной реакции Атамбаева, отметили публично множество экспертов, в том числе и далеких от силовых структур.

На фото: ликующие сторонники Атамбаева после неудавшегося первого штурма.

Аналитическая и прогностическая работа всегда была «ахиллесовой пятой» наших спецслужб. Достаточно было профессионально составленного психологического портрета Атамбаева, чтобы понимать, что он готов на все и свое обещание отстреливаться в случае задержания, выполнит.

Особенности транзита власти по-кыргызски

Еще одна тема экспертных обсуждений после событий 7-8 августа, это тема неудавшегося транзита власти в Кыргызстане. Казалось бы республика перепробовала все варианты транзита. Первый и второй президенты были смещены в результате государственных переворотов, третий или третья, была не избрана, а назначена на короткий срок, и, наконец, Атамбаев вроде как осуществил то, что никому из кыргызских президентов, да и, кроме пары-тройки, бывших президентов на пространстве СНГ, не удавалось – добровольно покинул высший пост, передав власть победителю президентских выборов.

Это было настолько новым, особенно для Центральной Азии, процессом, что большинство аналитиков, изучающих наш регион, «закрыли глаза», на особенности проведенной накануне конституционной реформы. На то, что на выборах победил ставленник правящей партии и действующего на тот момент президента, не самый популярный политик в стране, на то, что против второго кандидата было возбуждено уголовное дело и т.п.

Потому что это было, как диво-дивное – добровольная и мирная передача власти в соответствие с Конституцией. И мы, действительно, могли стать «пионерами» в регионе, пусть даже и с некоторыми поправками на незрелость нашей демократии и особенности менталитета кочевников. Если бы не психологические особенности личности Атамбаева, не собиравшегося, как уже очевидно, изначально отказываться от власти. По замыслу бывшего президента транзит должен был быть лишь формальностью. Временным явлением. А на самом деле, реальная власть должна была остаться у него в руках. Поэтому, как такового, фактического транзита власти в 2017 году в Кыргызстане не было. Были просто внешние ритуалы. Настоящий «транзит», его заключительный этап у нас наконец-то завершился только вместе с задержанием Алмазбека Атамбаева.

 

Источникhttps://elgezit.kg/      Автор: Сере Чалканова     

ОТВЕТИТЬ

Введите комментарий
Введите имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.