150 миллионов тонн ядовитой пыли разносит ветер каждый год по всему миру со дна высыхающего Аральского моря. Ее вдыхают жители Азии, Европы и даже редкие обитатели Антарктиды. Зона поражения от последствий самой масштабной экологической катастрофы человечества давно вышла за пределы Центральной Азии, требуя от мира срочных мер.

Пустынные пейзажи засыпанных белыми хлопьями вперемешку с песком городов – теперь нередкая картина для Узбекистана и Туркменистана. Южный или Большой Арал высох почти полностью, и облака соли бурями накрывают города прилегающих к бассейну стран. Картина абсолютно апокалипсическая: пустые улицы, плотная серая дымка, закрывающая горизонт, и свет прожекторов, напоминающий о том, что тут все еще обитают люди. В последние годы такие бури стали случаться все чаще. Море словно мстит человеку за то, что тот с ним когда-то сделал.

Арал до начала обмеления был четвёртым по величине озером в мире, оазисом в центральноазиатской пустыне, который кормил все прилегающие города. Здесь было и рыболовство, и курортная зона. Но с 60-х озеро-море стало стремительно высыхать усилиями советских властей, которые инициировали разбор питавших Арал Амударьи и Сырдарьи на орошение хлопковых и рисовых полей. Арал умер даже быстрее, чем рассчитывали его палачи, советские академики от сельского хозяйства. Оазис превратился в потрескавшуюся белую пустыню с островами поржавевших кораблей и колючим перекати-поле, стал идеальными декорациями для съемок фильмов о конце света и депрессивных музыкальных клипов. 

Масштаб катастрофы в прибрежных странах осознали не сразу. Да и не до того было! Развалился СССР, центральноазиатские республики пробовали на вкус независимость. Когда осознали — пациент был, как говорится, уже «скорее мертв, чем жив».

С тех пор началась эпоха проектов по спасению Арала. И каких только сценариев не предлагалось! Порой до самых невероятных: например, выкопать канал от Каспийского моря к Аральскому или повернуть сибирские реки и сбрасывать в Арал воду из Оби и Иртыша. Но эти проекты хотя и были технически возможны, могли привести к другим экологическим катастрофам. Поэтому был выбран не столь кардинальный, но вполне безопасный для остальной экосистемы вариант: разделения моря и спасения каждой части по отдельности.

Северную часть спасал Казахстан. Там сначала начались работы по строительству Кокаральской плотины, чтобы остановить уходящую в пески воду. Когда высохший бассейн стал наполняться водой, биологи взялись за восстановление флоры и фауны. Усилия были не напрасны: сейчас уровень воды в Малом Арале достигает полусотни метров, концентрация соли в литре сократилась настолько, что водоем вновь стал пригодным для рыбы, число видов которой уже превышает два десятка.

Пример возрождения Малого Арала дает надежду ученым на то, что реанимировать Большой Арал тоже возможно. Но для этого нужны финансовая поддержка, политическая воля и грамотный научный подход. Во-первых, необходимо усовершенствовать давно устаревшие оросительные каналы в Узбекистане и Туркменистане. Во-вторых, отказаться от поддержания мелких водоемов в дельте Амударьи, которые летом все равно испаряются. Эти потоки можно направить на наполнение западной части Большого Арала, где еще есть вода. В-третьих, необходимо отказаться от возделывания влаголюбивых культур, которые, несмотря на экологическое бедствие, продолжают в тех же промышленных масштабах выращивать в Узбекистане и Туркменистане.

Это лишь несколько проектов, которые могли бы подарить Большому Аралу шанс на жизнь. В перспективе вариантов намного больше. На рассмотрение Международного Фонда Спасения Арала и правительств стран региона сейчас представлено больше 70 проектов. К их реализации готовы подключиться другие страны. Потому что все понимают, что высыхающее море – общая катастрофа, последствия которой, если ее не остановить, еще долго будут ощущать во всем мире. Уже сейчас число пострадавших в результате высыхания Арала превышает 5 миллионов человек. Это люди, которым диагностировали респираторные болезни, заболевания пищевода, рак гортани и даже слепоту на фоне экологической катастрофы.

Возможности реанимации озера-моря 24 августа в Туркменистане рассмотрят главы государств-учредителей Международного фонда спасения Арала. Встреча особенная. Хотя бы потому, что в последний раз делегаты этого форума встречались 9 лет назад. А ведь срочных поводов для переговоров за этот период было немало. Однако всегда мешали разногласия по этому вопросу.

Сейчас среди игроков региона наблюдаются тенденция к сближению. Центральноазиатские государства демонстрируют намерение договариваться даже по самым проблемным пунктам общей повестки. Остается надеяться, что Арал не станет исключением. Если прибрежные страны договорятся и определятся с планом действий, то тогда и международных доноров будет проще подключить к процессу. 

По такой схеме шло восстановление Арала в Казахстане. Страна четко обозначила план действий и показала серьезность намерений. Благодаря этому республика привлекла два кредита Всемирного банка под проект, который получил название «Регулирование русла реки Сырдарья и сохранение северной части Аральского моря». Общая стоимость двух его фаз — больше 200 миллионов долларов. 

Сметы проектов по спасению Большого Арала, надо полагать, будут в разы значительнее, но судя по озабоченности мирового сообщества и пугающим оценкам международных исследователей о последствиях полного высыхания моря, очевидно, что проблем с финансовой поддержкой быть не должно. Дело за политической волей остальных стран, связанных единой водной системой с высыхающим водоемом и питающими его реками.

Так, если Узбекистан заявляет о готовности спасать море, то власти страны должны понимать, что ради этого, возможно, придется пожертвовать проектами по разведке и добыче нефти и газа на дне высохшего бассейна. Придется выбирать между экологией, здоровьем населения и пока еще призрачными доходами от производства углеводородов.

Да, выбор будет непростым. Но сейчас важно осознавать, что другого шанса может уже не быть. Спасение Арала сейчас еще возможно. Это не фикция. Море можно воскресить. Пусть и не в прежнем его виде. Но в подходящем для того, чтобы поддержать экосистему и реанимировать экономику прибрежных территорий. И тогда воскрешённое Аральское море даст странам региона гораздо больше возможностей, чем любые проекты на месте, где оно когда-то было.

ОТВЕТИТЬ

Введите комментарий
Введите имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.